Противоположные оценки итогов работы Исаака Калины в московском образовании

Противоположные оценки итогов работы Исаака Калины в московском образовании

Вчера вечером в команде Сергея Собянина произошла одна из самых значительных отставок — ушел глава департамента образования Исаак Калина. Он продержался на этой должности десять лет и провел ряд весьма болезненных реформ, главной из которых стало слияние школ в масштабные образовательные комплексы. Опрошенные “Ъ” эксперты выставили «эпохе Калины» абсолютно противоположные оценки: министр просвещения Сергей Кравцов хвалит его за те решения, которые ругают в профсоюзе «Учитель». Впрочем, в одном они сходятся — новый глава департамента Александр Молотков вряд ли станет менять курс предшественника.
Исаак Калина перешел из федерального Минобрнауки в столичное правительство в 2010 году, сразу после прихода Сергея Собянина. Судя по всему, господину Калине поручили изменить «лужковскую» систему городского образования. Она сформировалась еще в девяностые; ее отличительными особенностями были многочисленные «лужковские» надбавки педагогам и директорам, а также выделение группы «элитных» и «продвинутых» лицеев-гимназий.
К концу нулевых такая ситуация уже не устраивала федеральный центр — в «лужковской» системе правительство видело лишь финансовые злоупотребления и угрозу социального расслоения в разных районах столицы.

«Безусловно, человек профессиональный, как к нему не относись,— говорит председатель комиссии по образованию Мосгордумы Евгений Бунимович.— Я могу сказать, что он человек идеологический, у него есть и были свои представления о том, каким должно быть образование. И в результате, безусловно, есть и достижения, но есть и вещи, за которые его не любят».

Плохо контролируемые выплаты «надбавок» сменились системой доплат в зависимости от рейтингов учителей и школ. Резкие действия господина Калины не нашли понимания у педагогов и директоров старой закалки, привыкших к уважительному отношению со стороны чиновников,— в образовательной среде ходят легенды о том, как жестко глава департамента распекал провинившихся.
Но самой главной реформой господина Калины стало объединение школ и детских садов в огромные образовательные комплексы, которое началось уже в 2011 году.
Где было пять директоров — остался один; выстроилась четкая районная «образовательная вертикаль», которую москвич проходил от детсада до 11-го класса. Родителей и учителей возмущало, что слияние проходит механически: заслуженные гимназии с учениками-«ботаниками» запросто объединяли с «нехорошими» районным школами. Москвичи выходили на митинги против таких управленческих экспериментов — а Исаак Калина лишь подливал масла в огонь. «Какой огурец в хороший рассол ни попадет — маленький, большой, свежий, малосольный,— происходит усреднение, все становятся одинаково хорошими солеными огурцами»,— заявил он в то время. Популярности ему это не прибавило, но чиновник ее и не искал. После каждого громкого протеста многочисленные анонимные источники предрекали ему скорую отставку, но Исаак Калина оставался непотопляемым и ушел явно по собственному желанию, незадолго до 70-летия.

Сопредседатель профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий признался “Ъ”, что испытывает «некое злорадное облегчение». По его мнению, господин Калина войдет в историю как руководитель, проводивший «в основном отрицательные» реформы. «Он в два раза сократил количество московских школ, оптимизировав их. А система рейтингования школ с последующей раздачей грантов стала сильным инструментом влияния чиновников на образовательный процесс,— говорит он.— Ну и ситуация с введением Московской электронной школы — пандемия показала, что МЭШ не работает, несмотря на потраченные миллиарды».

Совершенно противоположную оценку поставил господину Калине министр просвещения Сергей Кравцов. «Это большой профессионал, при нем Москва достигла блестящих результатов по качеству образования. Это подтверждают международные эксперты. PISA, PIRLS, TIMSS — Москва лидирует во всех этих исследованиях». Министр считает, что Исаак Калина смог «выровнять качество образования между центром города и его окраинами, но при этом сохранил уровень традиционно сильных школ». А раскритикованную профсоюзом систему МЭШ Сергей Кравцов называет крайне полезной в период карантина: «Этим опытом воспользовались не только в Москве и регионах, но и в странах ближнего зарубежья».

Евгений Бунимович подтверждает значительный рост числа «олимпиадников» в столице. «Более того, теперь они учатся в гораздо большем количестве школ. Это направленные действия со стороны департамента — чтобы одаренные дети не были сосредоточены в двух-трех элитных школах». Но у политики объединения школ он отмечает и плюсы, и минусы. «Да, административный аппарат может сократиться. Для старшеклассников объединение тоже в плюс — оно позволяет открыть много профильных классов. В маленькой школе не всегда возможно сформировать для желающих математический или гуманитарный классы,— перечисляет господин Бунимович.— Но у этой модели также много недостатков. Директор просто не может узнать 2 тыс. детей — это не то же самое, что 300 учеников. И дети становятся для руководителя общей массой — мне это претит». Также он отмечает, что из-за «направленности на достижения и слишком большого увлечения рейтингами» школы обращают меньше внимания на уязвимые категорий детей — с инвалидностью, с проблемами, из трудных и малообеспеченных семей.

Новым главой департамента стал Александр Молотков — многолетний заместитель Исаака Калины. И вот здесь прогнозы профсоюза и министра сходятся. «Я знаю нового руководителя, он много лет работал в департаменте, отвечал за стратегические направления,— одобряет выбор мэра Сергей Кравцов.— Остается пожелать сохранения преемственности». «Вряд ли от такого человека можно ожидать кардинальных перемен»,— сожалеет Всеволод Луховицкий.

Источник: газета «Коммерсантъ»