КУРСОБзоР. Мнение. Коронавирус как драйвер роста для отдельных отраслей

КУРСОБзоР. Мнение. Коронавирус как драйвер роста для отдельных отраслей

Неустроев Сергей Сергеевич,
доктор экономических наук

COVID-2019. Количество стран, где есть заболевшие, с каждым днем увеличивается, также растет и количество больных. Статистика ежедневно обновляется и публикуется многими СМИ. Отрицательной информации о вирусе и его влиянии много. Всемирная организация здравоохранения признала коронавирус пандемией.

Известия по этой теме носят не только и не столько медицинский характер – эксперты предсказывают очередной мировой финансовый кризис. Американские фондовые индексы закрылись 12 марта 2020 года падением на 7,9-9,3% — это самый большой обвал с 1987 года. Так, индекс Dow Jones потерял 9,99%, индекс S&P 500 — 9,51%, индекс электронной биржи Nasdaq снизился на 9,43%. Отмечу, обвал произошел на фоне новостей о распространении коронавируса и падения цен на нефть.

Вместе с тем, мировая экономика, так же как и фондовые рынки, к началу 2020 года уже стояла на пороге начала сильного спада. Опытные инвесторы и эксперты уже на протяжении нескольких лет прогнозировали неминуемость кризиса и вычисляли разные корреляции и факторы, например, возможность резкого спада рынков можно было связывать с последствиями торговых войн между разными странами, в частности между США и КНР, с состоявшимся выходом Великобритании из состава ЕС или же с началом широкомасштабного военного конфликта в Сирии. Влияние подобных факторов мировая экономика уже неоднократно испытывала. Однако отличительной чертой текущего мирового финансового кризиса станет серьезное замедление темпов развития реальных секторов китайской экономики. Примечательно, что именно с территории этой страны началась вспышка коронавируса.

Как известно, в природе ничего не случается просто так, во всем присутствует баланс. Так возможно ли такое, что на фоне безусловного негатива будут и положительные моменты?

Если с ростом продаж в фармацевтической и пищевой отраслях существует прямая связь с объявленной пандемией, то из неожиданных тенденций следует отметить рост спроса на программное обеспечение для удаленных рабочих мест. Могу предположить, что вырастет капитализация компаний, занимающихся онлайн-торговлей, производством онлайн-игр.

Не только транснациональные, но ведущие российские компании переходят на режим удаленной работы. И это не только IT-компании. Эффективность удаленной работы зависит от корпоративной культуры, инфраструктуры и наличия эффективного менеджмента. Вопрос лишь в эффективности, производительности и профессионализме сотрудников.

Механизмы удаленной работы применяются давно, еще до распространения COVID-2019. С учетом замедления темпов роста экономики компании рассматривают данный режим как способ оптимизации рабочих процессов с целью экономии без потери в качестве, как возможность прибегнуть к услугам более высококвалифицированных специалистов.

Какова реакция такой отрасли экономики, как образование? Потребность человека в обучении так же первостепенна, как и потребность в пище, охране здоровья и безопасности.

Ряд ведущих мировых университетов с начала текущей недели полностью перешли на онлайн-обучение, причем даже по STEM-специальностям (Science, Technology, Engineering, Mathematics). И даже для ведущих американских университетов, являющихся фактически корпорациями, данный вызов является серьезным испытанием, с огромным трудом дается «тотальная оцифровка» образовательного контента в кратчайшие сроки. И это служит глобальным толчком в развитии мирового онлайн-обучения, которое и до пандемии с коронавирусом развивалось быстрыми темпами. На мировом рынке образовательных услуг все более значимую роль начинает играть новый тип институциональной формы  обучения – сетевые открытые университеты и платформы, ориентированные на  распространение образовательного контента, включающего как электронные ресурсы, так и образовательные услуги, реализуемые с использованием технологий электронного обучения (примеры: coursera.org, edx.org, khanacademy.org). Если речь идет о «тотальной оцифровке» основных образовательных программ высшего образования, то что уж говорить о дополнительном образовании взрослых, в отношении которого нет более поля для дискуссий о превосходстве электронной формы обучения.

Помимо этого, мы можем наблюдать процесс формирования и капитализации новых глобальных образовательных брендов, не связанных с традиционными университетами и стягивающих на себя внимание аудитории, присутствующей в интернет-пространстве.

Российская система образования, в силу исторически присущего ей консерватизма, пока не успевает за стремительной корректировкой трендов, но будет вынуждена адаптироваться к меняющимся условиям. Ряд российских университетов также сделали огромный шаг в сторону применения электронного обучения.

Если говорить об общем образовании, то здесь можно отметить опыт Москвы с проектом «Московская электронная школа», на федеральном же уровне нужно понять перспективы проекта «Российская электронная школа». И многое, безусловно, будет зависеть от новой команды Министерства просвещения РФ, от выработки стратегии реализации государственной образовательной политики. При этом исторически слабым звеном в государственной образовательной политике можно назвать экономические компетенции кадрового состава и работу на опережение. Компетенциями в анализе глобальных корреляций должны владеть не только профессиональные инвесторы или эксперты, но и причастные к экономике образования. И только в этом случае можно получить эффективные управленческие решения и наконец утвердить отраслевую стратегию развития российского образования.

Команде портала «Курсобр», занимающейся аналитикой в сфере образования и электронным обучением, желаю поймать волну удачи и добиться успеха.

«Курсобр» уже на протяжении нескольких лет проводит обучение по программам ДПО, наполнение которых разрабатывают ведущие специалисты. Со списком курсов можно ознакомиться здесь.