КУРСОБзоР – это специальная рубрика портала КУРСОБР в которой мы представляем наш взгляд на современную систему образования, интервью и мнения профессионалов по актуальным вопросам


  

Ирина Петровна Гладилина, профессор кафедры управления государственными и муниципальными закупками МГУУ Правительства Москвы, почетный работник общего образования РФ.

 

Какими качествами и компетенциями должен обладать руководитель образовательной организации в обычных условиях и в условиях развития цифровой экономики?

Очень интересный вопрос, он очень актуален. Здесь должен быть здравый смысл, здравый баланс. К сожалению, бытует мнение, что руководитель образовательной организации — это не столько человек с профессиональными навыками, сколько с должностными. И только в конце 20 века, примерно последние двадцать лет, все понимают, что это не просто человек, исполняющий свои должностные обязанности, это в первую очередь профессионал своего дела. Он руководит коллективом, в котором есть сотрудники, ведущие преподавательскую деятельность и обеспечивающие эту преподавательскую деятельность, есть дети — это основное, к кому стремится и кого воспитывает руководитель, и есть родители. Это одна сторона медали. Вторая сторона медали — общество и государство. Перед школой, перед руководителем, как и перед вузом, колледжем, государство и общество ставят определенные задачи. Руководитель образовательного учреждения должен обладать личностными качествами, общекультурными и профессиональными компетенциями, это должен быть человек широких взглядов, не узкий профессионал. И мы четко знаем, что здесь важно уметь работать в команде, быть лидером, обладать творческим и критическим мышлением, потому что одного творческого подхода будет недостаточно. А самое главное — слушать, что ему говорят его сотрудники, дети, родители. И не только слушать, но и слышать, делать выводы. Добавляется цифровая экономика. Перевод общественных отношений в цифровые — реальность, в которой мы живем. И отрицать это не то что смешно, это значит расписываться в собственном бессилии. Есть реальность, в которой нужно найти свою нишу и уметь использовать эту ситуацию. Если мы возьмем наработанный опыт использования цифровой экономики зарубежных стран, то поймем, что главное — это на своем рабочем месте иметь доступ абсолютно ко всему пулу проблем, вопросов. Если ты с гаджетом на «ты», если у тебя хорошие помощники, если у тебя отработан документооборот, что играет не последнюю роль, потому что объем тех задач и бумаг, который падает на руководителя, неподъемен, если ты ранжируешь то, что сам отрабатываешь в электронном виде, то это все цифровизация. Другой момент — цифровизация обучения. Я, как преподаватель, категорически против того, чтобы образование полностью переводилось в цифровой формат. Для детей, которые живут в отдаленном местоположении — это выход из ситуации. Так же как и для руководителя образовательного учреждения любого уровня, начиная с дошкольного образования и заканчивая аспирантурой и профессиональной переподготовкой: разнообразные онлайн-лекции, вебинары, налаживание деловых связей. Отсутствие материально-технического оснащения — единственный фактор, который может этому воспрепятствовать. Однако там, где есть живой преподаватель, нужно сохранить преобладание общения с живым человеком. Мы — современные преподаватели. Стоять за кафедрой и только что-то рассказывать — вчерашний день. Сейчас я, как руководитель магистерской программы, подбираю пул преподавателей, согласовывая множество моментов. Преподаватели должны не бояться решать проблемы. 50% проблем вообще нерешаемы, потому что либо нет соответствующих норм законодательства, либо эти нормы вступают в противоречие с действительностью в любом направлении деятельности. И если преподаватель готов к этому: готов обсуждать проблему, готов высказывать свою личную точку зрения и точку зрения других коллег, других научных школ, работодателей — значит, мы правильно взаимодействуем, и контент, который мы создаем, — это замечательный вспомогательный инструмент. То есть руководитель любого уровня просто обязан расширить свой профессионализм цифровыми компетенциями. Здесь появляется другая ситуация: допустим, директор школы прошел курсы  повышения квалификации или пополнил новыми способностями уже имеющееся содержание цифровых компетенций другим способом. После этого он должен научить приобретенным навыкам всю свою команду. И коллеги старшего и молодого поколений должны обладать элементарной цифровой грамотностью. В этом случае руководитель образовательного учреждения может решать насущные проблемы вместе с коллективом.

 

   

Каковы Ваши собственные методы командообразования?

Абсолютно глубоко убеждена, что у каждого руководителя есть свои секреты командообразования. У каждого! И если говорят, что нет — лукавят. Наверное, это оттого, что боятся спугнуть удачу. 29 октября был День рождения комсомола. И отмечу, что все мои личные навыки командообразования — из комсомольской молодости. Мне повезло — у меня не было формальной комсомольской жизни, в моем окружении не было комсомольских функционеров. Если мы действительно что-то делали, то делали все вместе, сообща. Именно поэтому я считаю самым важным методом командообразования — открытость. Открытость в том, чего я хочу от коллег и чем я готова с ними поделиться, что готова у них взять и какая у нас конечная цель.

 

Моя команда — это не обязательно все мои единомышленники. Очень часто я приглашаю людей с абсолютно противоположной точкой зрения на решение той или иной проблемы. Но при этом я знаю, что он профессионал в своем деле, что лучше него не сделает никто. Моя задача — убедить его, что и его опыт, и мой опыт, и опыт всех коллег позволит нам достичь поставленной цели. Пока работает.

 

Для развития цифровой экономики в России государство должно обеспечить должный уровень образования населения, включая цифровую грамотность. На какой стадии этот процесс в нашей стране?

Все очень неравномерно распределено, даже в отношении понимания термина что такое «цифровая грамотность». Цифровая грамотность — это не умение работать со всеми доступными гаджетами и приложениями. Цифровая грамотность — это другое мышление. Вот именно с этим есть проблемы. Я очень внимательно слежу за работой коллег из Сколково по реализации цифровой экономики в плане нормотворчества, ведь они делают титанический труд — переведение норм закона на язык цифры. Вот это образец того, как все должны думать, как у человека должно измениться мышление, и он четко должен знать, что цифровая грамотность — это все его действия. Возьмем, например, трудовую книжку, которая должна быть в цифровом формате. Может, мы этого и не хотим вовсе, но, к сожалению, мы к этому идем. И вот здесь есть очень тонкая грань, которую нельзя переступать, — закрытая информация в цифровом формате. Цифровая грамотность должна быть неразрывна с цифровой безопасностью. И когда эти два аспекта соединятся, мы сможем говорить, что цифровая грамотность населения сейчас воспитывается. Ведь цифровой грамотностью мы не только формируем, а еще и воспитываем другое поколение, учим его, как работать с цифровыми технологиями. Каждый человек на уровне выполнения определенной задачи должен понимать, что у него есть доступ к разного вида данным, и что при этом он обязан соблюдать свою оригинальность мысли в решении профессиональных задач, должен критически обдумывать то, что ему предоставили в цифровом формате, понимать, как ему с этим работать, как он сможет это дополнить. Главное, что здесь можно вступить во взаимодействие с автором предоставленной цифровой информации, но это должно быть интеллигентно, обоснованно, очень аргументированно и в виде диалога. Вот это цифровая грамотность, когда ты цифровую информацию используешь критически, это — требующееся каждому критическое мышление. Но вместе с тем говорить, что программа цифровой экономики способствует развитию цифровой грамотности, — это неправда. Потому что большое количество экономических программ разработано, в них есть разделы о подготовке кадров, но мы должны сами увидеть свою нишу в образовании, свое место в процессе цифровизации, а для этого нужен специалист, который владеет информацией и может обрабатывать огромный объем информации.

Цифровая грамотность — это не то, что дано в статике, это очень динамичный процесс, потому что меняются условия, цифровые данные, абсолютно другой становится даже платформа.

Сейчас мы не говорим о технической составляющей развития цифровой грамотности, потому что это отдельная тема. Мы говорим о том, как правильно пользоваться тем, что нам дают  эти платформы, Интернет, и о том, как  привлечь к этому всех, как работать, как получить эти данные и как их использовать для того, чтобы было приращение. Резюмируя сказанное, я не могу сказать, что мы вообще ничего не делаем. Но при этом нет единого понимания и подходов. Это касается не только нас (прим. Ред.: в стране) — этого нет нигде. Потому что нет общего понимания того, кто все-таки будет ведущим звеном в этом процессе цифрового общения. Машина? Человек? Я за то, чтобы это был человек. Мы сотрудничали в прошлом году с коллегами из Германии в рамках очень интересного проекта: «Роль искусственного интеллекта в работе исполнительной власти». Мы также поднимали вышеуказанную тему. Информация, электронный документооборот — это замечательно, но при этом человеческий фактор надо оставить в любом случае.

 

Многие Ваши коллеги убеждены, что российская система образования не годится для цифровой экономики. Как Вы считаете?

Категорически не согласна с этим утверждением. Категорически! Проблем огромное количество, но нужно помнить географическое положение России и переносить зарубежный опыт небольшой страны на нашу огромную территорию — неправильно. Нужно учитывать региональную специфику и то, что наше образование всегда строилось на подвижниках. Все равно найдется в каждом регионе учитель, который сможет организовать эту работу. Следует разобраться, в каком плане говорят о неготовности нашей системы образования. Материально-техническом? Так это ни для кого не секрет. У нас действительно очень разное распределение материально-технического оборудования в обеспечении учебного процесса, но это же решаемые вопросы. Нужна только воля и команда, которая этим займется. Что касается высказывания коллег о том, что наш преподаватель не готов к электронному обучению — здесь лукавство. Это зависит от того, какая цель ставится. Если мы ставим цель интеграции электронного, консультационного, face-to-face обучения, то к этому мы абсолютно готовы. Нужно просто перестроить работу самого преподавателя. Он, как педагог, который пришел поделиться знаниями и услышать то, что у его обучающихся, может, даже больше по какой-то теме знаний, должен это принять и этим пользоваться. То есть нельзя только преподавать — нужно обмениваться знаниями. И этот обмен знаниями — это очень здорово. Например, родители в детском саду, которые в связи со своей профессией задействованы в каком-либо интересном проекте, могут договариваться с воспитателями и проводить интересные занятия. Дети могут «загореться» этой идеей, например робототехникой. Ведь прошло уже время, когда все хотели быть экономистами и юристами. Все четко понимают, что сейчас существует переизбыток специалистов, и что каждый хочет найти свою нишу. Но робототехника для многих еще малоизвестная сфера. Многие думают, что это только инженеры, но их мнение ошибочно. Программу написать нужно, внешний дизайн сделать нужно. А если мы возьмем сельское хозяйство и цифровую экономику? Новые биотехнологии, вопрос ГМО или не ГМО. Страшно, когда этот продукт сделали непрофессионалы. Но когда мы подготовили специалиста, готового заниматься биотехнологиями для здоровья человека, — разве это не цифровая экономика? Если брать конкретные направления образовательной деятельности, к примеру медицину, там простор для творчества. Возьмем менеджмент, в котором я работаю, закупки. Подготовить специалиста с использованием цифровых материалов, электронного контента, чатов, форумов, дискуссионных клубов открытого/закрытого формата в режиме онлайн или в режиме face-to-face — это все реально. Не все могут приехать на консультацию, но в режиме онлайн они готовы задать вопрос. Электронная почта тоже считается цифровизацией, правда, ее начальной ступенью. Но всегда находятся те, кому общаться исключительно в режиме онлайн неинтересно. Однако предельная загруженность на работе позволяет некоторые вопросы решать только в режиме интернет-общения. Поэтому я считаю, что мы готовы формировать цифровую грамотность. Просто нужно по-другому взглянуть на проблему. Все зависит от того, кто хочет этому учиться. Осмыслить чужой опыт и приспособить его к своей деятельности — это и есть готовность к обучению. А если просто обсуждать, что нет должного оснащения, то мы никогда не будем готовы к цифровому прогрессу. С точки зрения идеи я считаю, что мы абсолютно готовы в плане передачи знаний, обмена опытом, творческого взаимодействия того, кто учит, и того, кто учится. Например, наши магистры — это люди, у которых такой полученный опыт работы, что, переводя его на язык теории, можно получить потрясающие результаты и поделиться с другими людьми — это и является одной из целей цифровизации. Мы получили опыт передовых закупочных практик, вывесили информацию на форуме, дали ее в открытом доступе, и это яркий пример цифровой грамотности и цифрового обучения. Другое дело, что оно не должно быть хаотичным. Это очень большая угроза. Многие получаемые сегодня интернет-знания  зачастую несут очень негативную информацию для молодого поколения. Поэтому, на мой взгляд, следует говорить не о том, готовы мы к цифровизации или не готовы, а о том, какой должна быть цифровая безопасность.

 

 

    

Какой вклад в развитие цифровой экономики в России может внести руководитель образовательной организации?

Здесь очень остро стоит проблема отсутствия кадров для работы в условиях цифровой экономики. Программ цифровой экономики и рекомендаций по работе с ней — бесчисленное множество. Если руководитель взял на себя ответственность, что его образовательное учреждение будет готовить специалистов по цифровой экономике, он должен понимать, что она распространяется не только на него лично, но и на весь его коллектив, на те кадры, которые в итоге подготовит, и на тех, кто будет реализовывать эту цифровую экономику. Руководители учреждений среднего профессионального образования сейчас имеют обширное поле для деятельности, но кто при этом будет учить, кто будет готовить кадры для цифровой экономики — вот это очень важный момент. Мы не готовим сейчас пул преподавателей, и это минус. Мы должны их искать. И это не обязательно педагогические или инженерные вузы. Многие лаборатории отправляют своих научных сотрудников, вплоть до заведующих, в общеобразовательные организации, где они делятся опытом и учат учителей и всех желающих, которые в последствии этими знаниями будут делиться с детьми. Так и выстраивается логическая цепочка: есть тот, кто учит, есть тот, кто руководит, и есть тот, кто эти знания и опыт принимает и готов идти и реализовывать их. Мы удачно справляемся с задачей подготовки управленца, который будет понимать, какие задачи у цифровой экономики, как и что нужно перевести в цифровой формат. А кто будет реально в этом формате работать — пока неизвестно.

 

Выпускают ли российские вузы готовых конкурентоспособных специалистов исходя из требований цифровой экономики для рынка труда?

Да, есть пул подготовленных выпускников, но это в основном инженерные вузы, классические университеты с фундаментальной подготовкой. Но именно узконаправленных специалистов мало. И это проблема, которая стоит перед всеми. Мои аспиранты, директора московских колледжей, сейчас этим вопросом занимаются вплотную. Мы вместе с ними пытаемся понять, как подготовить кадры для цифровой экономики, если нет понимания, что именно работодатели хотят от специалиста в этой области. Пока неясно, какие конкретно профессиональные компетенции, трудовые функции должен выполнять тот или иной специалист. Говорить о том, что мы их уже подготовили, — неправильно. Но мы готовим специалистов, которые могут работать в условиях цифровой экономики при условии четкого формулирования требований к специалисту, трудовых функций, критериев и показателей оценки работы. Другое дело, кто будет разрабатывать эти критерии, показатели. Здесь вопрос не столько к образованию, сколько к работодателям. То есть то, что мы сейчас готовим образовательные программы, которые включают не только образовательный стандарт, но и профессиональный — это первая ступень взаимодействия на условиях цифровой экономики. Поэтому нельзя говорить: мы выпускаем или не выпускаем конкурентоспособных специалистов. У кого-то уже определены задачи, что он должен делать в рамках цифровой экономики, но еще нет определения того, чего ждут от нашего выпускника работодатели. И в результате данное взаимодействие работодателя и вуза должно привести к ответу на вопрос: кто востребован на рынке труда в условиях цифровой экономики.

 

Ваша оценка российского образования в целом.

У нас замечательное образование. Несмотря на все те перипетии, которые оно в последние годы переживало, у нас на сегодняшний день сильнейшее дошкольное образование, сильнейшая начальная школа, потому что мы с детства формируем у ребят потребность в получении знаний. Обстановка в средней школе тоже меняется. Что касается вуза, то здесь очень полярное отношение. Кто-то работает, как и прежде, кто-то пытается ввести всевозможные «ноу-хау», которые не дают должного результата. Лично я, как преподаватель, сторонник того, что должно быть очень жесткое взаимодействие фундаментальных знаний и практических навыков. Человек, который пришел расширять знания, приобретая новые навыки — это здорово. Но к бакалаврам это отношения не имеет — у них нет знаний, то есть отказаться в бакалавриате от фундаментального подхода к обучению — это большая ошибка. А вот как сделать совмещение и фундаментального, и прикладного подходов — зависит от мастерства преподавателя, руководителя, но уйти в одни тренинги — неправильно. Здесь нужен баланс между глубокой теорией, основами теории и прикладными подходами. Специалист должен иметь теоретические знания, и в то же время должен понимать, как их использовать. Если знания и работа разобщены, то этот проект обречен на провал. Но я считаю, что у нас замечательное образование.

 

Ваши пожелания порталу «КУРСОБР».

Готовясь к встрече с Вами, я внимательно посмотрела портал, увидела там лица, с которыми общаюсь,  работаю, чьи труды цитирую. Вы молодцы! Вы очень тонко чувствуете специфику трендовых вопросов. Мне кажется, порталу нужно больше практиков в одной проблеме увязывать. У вас замечательные академические вещи, у вас замечательные интервьюеры, например директор Покровского лицея — он и практик, и теоретик. А если к информации каждого теоретика добавить жизненные навыки того, кто на практике реализует его тему, мне кажется, это дало бы очень хороший результат.

 

 Ольга Мошкина
корреспондент портала КУРСОБР