КУРСОБзоР – это специальная рубрика портала КУРСОБР в которой мы представляем наш взгляд на современную систему образования, интервью и мнения профессионалов по актуальным вопросам


 

 

Ведущий преподаватель Университета управления проектами ГК ПМСОФТ, кандидат военных наук, доцент, сертифицированный проектный менеджер Палагин Владимир Сергеевич ответил на вопросы портала КУРСОБР и поделился своими размышлениями по поводу российского образования

 

Какова специфика управления государственными проектами в Российской Федерации? Сильно отличается от других стран?

Конечно, отличается. Однако есть сильно совпадающие моменты, главное совпадение – по функции органов государственной власти. Различия заключаются в правовой системе, обычаях делового оборота, уровне развития общества, традициях и т.д. Главная специфика управления проектами в государственных органах заключается в том, что процесс управления происходит в условиях модернизации и постоянных реформ в этой области. Были раньше проекты в государственных органах? Конечно, были. Некоторые были выдающимися, допустим Транссиб, построенный еще при царе Российским Государством без привлечения мощных зарубежных инвестиций. Этот проект вошел в 10-ку лучших проектов мира. В советское время был уникальнейший проект по эвакуации промышленности в начале Великой Отечественной Войны. Советские управленцы эвакуировали и восстановили огромное количество предприятий – вот где материальная основа победы закладывалась. А еще были успешные атомный и космические проекты и т.д.

Сейчас проектами надо заниматься больше, потому что мир становится более динамичным, быстрым, глубоким и драматичным. Долго сидеть на старом багаже ни у кого не получится. Надо быть быстрым и гибким, иначе нас обгонят наши заклятые «друзья». Касательно специфики управления проектами в образовании, то, как уже говорилось выше, постоянные реформы в этой области эту специфику и обуславливают. Образование поставлено в центр общественного внимания, так же как и медицина, но там результат сразу виден, а в образовании результаты опосредованные, но они не менее драматичные.

Говорят, что Отто фон Бисмарк отметил в свое время: «Отношение государства к учителю — это государственная политика, которая свидетельствует либо о силе государства, либо о его слабости…. Войны выигрывают не генералы, войны выигрывают школьные учителя и приходские священники».

Это было вновь использовано в 20-м веке. Немецкие учителя как люди мотивированные, квалифицированные, учили подрастающее поколение таким образом, что сформировали человеческие резервы, которые Гитлер использовал потом отнюдь не по гуманному назначению; в целом школьные учителя создали такую базу исполнительных, добросовестных, мотивированных людей, которые готовы были нести лишения ради преуспевания не своего личного, а своей страны и того проекта, которое им навязало нацистское руководство.

Насколько сплоченность в команде влияет на эффективность проекта?

Сильно влияет – это одна из самых главных предпосылок успеха. Если команда разобщена, то результата не будет. Главная сила команды в том, что она работает гармонично, главный определяется по ситуации. Безусловно, есть руководитель проекта, есть заказчик, есть куратор, но при выполнении работ участники проекта берут на себя ведущие роли в соответствии с их компетенцией, опытом, быстротой оценки ситуации. Это позволяет команде эффективно работать. Такой подход в корне противоположен функциональной структуре, с устоявшейся стабильной обстановкой, в которой все роли заранее расписаны. При проектной деятельности так не получится: ситуация меняется каждый день, меняются фазы проекта, меняется выполняемая работа. Поэтому сплоченность в команде очень ценится. Проект не получится, даже если каждый будет отлично выполнять свои обязанности, но не будет сплоченности. Проект – это результат работы команды. Эффективная мотивация в проекте только в незначительной части отражает личную эффективность, но в заметной части отображает результат управления проектом в целом.

Можно ли на начальном этапе определить успешность проекта?

На любом этапе проекта есть признаки, по которым можно предсказать печальную судьбу проекта. Это требования к тем действиям, которые должны быть выполнены на каждом этапе проекта, если какой-то элемент не выполнен или выполнен некачественно, то на этом этапе и возникнут проблемы. Иногда наоборот – все правильно делается, а проект все равно не получается, это связано с тем, что в действие вмешиваются внешние силы. Управление проектами и изучение управления проектами можно уподобить изучению правил дорожного движения. Пока человек не сдал экзамен по правилам дорожного движения, его к вождению не допускают. Но достаточно ли знания правил для управления автомобилем? Нет. Надо знать еще, как работает объект управления – сам автомобиль, нужно быть технически грамотным. Кроме того, необходима стратегия – в каком направлении хотим ехать, с кем, что везем? Если стратегия задана неправильно, то мы, как водитель, действуем идеально, но получаем ненужный результат. Бывает, что стратегия правильная, но влияет внешняя среда – другие участники дорожного движения.

Основные причины неудач в образовательных государственных проектах?

Выбор неправильной стратегии. Например, ЕГЭ. Идея сама по себе спорная, не все ее разделяют, даже качественное выполнение этого проекта провоцирует оппонентов на протест. Другая причина – неэффективное ресурсное обеспечение. Иногда планируют больше, чем могут сделать или неэффективно выполняют расчеты по проектам. Следующая по важности причина – недостаток квалификации и управленцев, и исполнителей.

По Вашему мнению, какие образовательные проекты эффективные, а какие – нет?

Если экспромтом, то неэффективный проект – ЕГЭ, вокруг него достаточно много споров. Идея хорошая, но результаты порой бывают удивительные. Например, в национальных республиках знания по русскому языку оказываются выше, чем в центральных областях России. По написанию учебников – и задачи порой криво ставились, и писали их не самые некомпетентные люди. Дальше – идейная направленность нашего образования. Форматирование подрастающего поколения в духе безудержного либерализма – самоубийственно, мы создаем универсальных людей, которые не имеют понятий «Родина», «Долг», «Семья». Многим не нравится Болонская система образования, они считают ее разрушительной для нас. Система грантов – с одной стороны, это поддержка наших исследователей и преподавательского состава, а с другой стороны – это инструмент влияния на преподавателей и студентов. Эффективные проекты: у нас есть ведущие вузы, некоторые из них позиционируются как лидирующие. Хорошо, если бы они повторили успех, например, индийских технических вузов, в которых высочайший уровень образования, абитуриенты при поступлении проходят эффективный отбор и выпускники реально конкурентоспособные на мировом рынке.

Какую оценку вы можете поставить управлению качеством образования в России? Почему?

Тройку, наверное, по пятибалльной системе. В связи с тем, что существует большая нагрузка на педагогов, им не хватает времени на личное творческое развитие, неправильно заданы ориентиры. Материально-техническое оснащение наших школ не очень хорошее. Если пойти от школы к вузам, то Болонская система больше вреда принесла, чем пользы. В вузах преподаватели еще больше перегружены, идет давление на них, создается не очень хорошая моральная атмосфера, от них требуют постоянно приносить справки о психическом здоровье и о том, что нет судимостей. Какая-то презумпция невиновности должна же быть? Что касается студентов, то во время обучения они вынуждены много внимания уделять работе, зачастую не связанной с их будущей профессией, чтобы поддерживать приемлемый уровень потребления. Не лучше ли создать студентам условия, при которых они занимались бы учебой и исследованиями в рамках вуза через систему грантов? Это было бы намного полезнее для обеих сторон.

Какой проект или предложение Вы бы посоветовали для улучшения качества образования?

Сейчас актуальная тема – это переход к цифровой экономике. Ключевые вопросы, которые могут быть интересны образованию – это искусственный интеллект, когнитивные технологии и блокчейн. Но к этим технологиям надо готовить соответствующих людей, и те технологии, которые актуальны, можно применять в образовании. Допустим, интернет вещей – к интернету подключается как можно больше пользовательских устройств, которыми управляют с помощью сети. Например, интеллектуальная парта и спортплощадка, которые накапливают статистику активной деятельности учащихся и часов, проведенных ими за партой. Это позволяет проводить заблаговременную диагностику среди детей – кто действительно страдает от гиподинамии, а кто, наоборот, постоянно пребывает на спортплощадке и ничего не учит. Блокчейн мог бы пригодиться и в ЕГЭ. Это, говорят, колокольный звон для современной банковской системы. В чем сила банка? Он владелец реестра, в котором записано, кто ему дал деньги в долг, а кому он дал в долг. А блокчейн эту систему разрушает, в этом процессе все – участники. Каждый на своем компьютере имеет копию такого реестра и фальсифицировать его невозможно, для этого надо коррумпировать больше половины участников процесса, что достаточно трудно, и система получается чрезвычайно устойчивой. Для ЕГЭ – это то, что надо, чтобы была устойчивая система. И чтобы тесты в конвертах никто не привозил и камеры не следили. Возможно, блокчейн даст возможность более элегантного решения.

Вы сказали про ЕГЭ. Этот проект является одним из самых громких и обсуждаемых в системе образования. Ваше отношение к нему?

Случилась история, которая неоднократно уже происходила: идея хорошая, а реализация показала, что она в современном мире не очень удачна. Прелесть идеи в том, что без лишних затрат школьники на местах сдают ЕГЭ и результаты могут отправлять в вузы, не приезжая туда ради вступительных экзаменов. В данном случае мы уже не можем рассматривать ЕГЭ как проект, т.к. он уже реализован, а остается только в режиме операционной деятельности вносить в него какие-то улучшения: где-то нанотехнологии помогут, где-то другие способы. Есть у проекта ЕГЭ и свои минусы, но если сейчас его отменить и вернуться к тому, что было, тогда всплывет человеческий фактор – мы должны иметь большую армию идеальных экзаменаторов. Выход может быть, например, следующим: для учащихся, которым трудно дается тестирование, можно предложить альтернативную гуманитарную форму сдачи этого экзамена, с экзаменаторами, традиционно, но не в своей школе, а в другой.

Что вы пожелаете экспертам и читателям портала КУРСОБР?

Желаю вам только успешных проектов. Я надеюсь, их у вас будет все больше, потому что жизнь бросает нам новые вызовы, которые мы часто вынуждены решать с применением метода управления проектами. Это очень увлекательное дело, желаю, чтобы эти проекты были интересны, чтобы результаты удовлетворяли и заказчиков, и вас, и всех тех, кто пользуется плодами вашего труда. Проектная деятельность очень развивающая и развивающаяся. Для любого эксперта это очень важный мотивирующий стимул. Каждый новый проект – это элемент новизны: новый смысл, новые знания и новые радости в жизни. Успешных вам проектов!

 

 

 

 Ольга Мошкина
корреспондент портала КУРСОБР