Индикаторы состояния системы образования в 2017 году. Эстония

Выходные данные: Индикаторы состояния системы образования в 2017 году. Эстония / науч. ред. А.А. Аринушкина, А.Ю. Сергиенко; пер. с англ.  А.Ю. Сергиенко // КУРСОБР: [портал]. URL: https://www.kursobr.ru/opyt-i-innovatsii/828-indikatory-sostoyaniya-sistemy-obrazovaniya-v-2017-godu-vengriya.html

Научное редактирование: главный научный сотрудник ФГБНУ «ИУО РАО», д-р пед.наук, Аринушкина А.А.;  начальник отдела СПБ ИУО РАО, канд.пед.наук, Сергиенко А.Ю.

Перевод:  начальник отдела СПБ ИУО РАО, канд.пед.наук, Сергиенко А.Ю.

 1. Ключевые индикаторы

 

Эстония

В среднем по Евросоюзу

 

2013

2016

2013

2016

Целевые индикаторы в области образования и подготовки 2020

 

 

 

 

Учащиеся, рано покидающие образование и подготовку (возраст 18-24)

Всего

9,7 %

10,9 %u

11,9 %

10,7 %

Доля населения с третичным образованием (возраст 30-34)

Всего

42,5 %

45,4 %

37,1 %

39,1 %

Охват системой образования и ухода за детьми младшего возраста (с 4 лет до первой ступени основного общего образования)

 

90,0 %12

91,6 %15

93,9 %12

94,8 %15

Доля слабо успевающих  учащихся в возрасте 15 лет по:

чтению

9,1 %12

10,6 %15

17,8 %12

19,7 %15

математике

10,5 %12

11,2 %15

22,1 %12

22,2 %15

естественным наукам

5,0 %12

8,8 %15

16,6 %12

20,6 %15

Уровень занятости выпускников в соответствии с полученным образованием (возраст 20-34, закончившие обучение за 1-3 года до отчетного года).

Уровни образования 3-8 по ISCED (всего)

76,8 %

77,1 %

75,4 %

78,2 %

Охват взрослого населения  образованием на протяжении жизни (возраст 25-64)

Уровни образования 0-8 по ISCED (всего)

12,6 %

15,7 %

10,7 %

10,8 %

Другие контекстные индикаторы

Инвестиции в образование

Государственные расходы на образование в процентах от ВВП

6,0 %

 

6,1 %15

5,0 %

4,9 %15

Расходы на общественные и частные заведения в расчете на одного учащегося (в евро)

ISCED 1-2

 

€5237

€5 02814

:

: 14

ISCED 3-4

 

€4526

€5 18414

:

: 14

ISCED5-8

€8566

€8 98614

:

: 14

Учащиеся, рано покидающие образование и подготовку (возраст 18-24)

Родившиеся в Эстонии

9,7 %

10,9 %

11,0 %

9,8 %

Родившиеся не в Эстонии

:

:

21,9 %

19,7 %

Доля населения с третичным образованием (возраст 30-34)

Родившиеся в Эстонии

41,4 %

45,3 %

37,8 %

39,9 %

Родившиеся не в Эстонии

61,8 %

46,5 %

33,4 %

35,3 %

Уровень занятости выпускников в соответствии с полученным образованием (возраст 20-34, закончившие обучение за 1-3 года до отчетного года).

ISCED 3-4

 

68,0 %

78,7 %

69,4 %

72,6 %

ISCED5-8

85,5 %

75,5 %

80,7 %

82,8 %

Мобильность в образовании

Внутренняя мобильность выпускников (бакалавры)

1,2 %

3,1 %15

5,5 %

6,0 %15

Внутренняя мобильность выпускников (магистры)

5,0 %

6,3 %15

13,6 %

15,1 %15

Источники: Евростат  (см. раздел 9); OECD (PISA). Примечания: данные относятся к средневзвешенному показателю по ЕС, при этом количество членов ЕС зависит от источника; b – разрыв временного ряда; d – определения отличаются; е — расчётное значение, p – промежуточное значение; u – низкая надежность; 12 – 2012; 14 – 2014, 15 – 2015.  Данные о мобильности в образовании по ЕС рассчитаны управлением DGEACна основеимеющихся данных по странам за все годы. Другую информацию можно найти в соответствующем разделе Тома 1 (ec.europa.eu/education/monitor).


Рисунок 1. Расположение относительно самых сильных (внешнее кольцо) и самых слабых (в центре) субъектов

 

Источник: данные DG Education and Cultureна основе данных Евростат (LFS 2016) и OECD (PISA 2015). Примечание: все значения находятся между максимумом (страны с самыми высокими показателями, представленными внешним кольцом) и минимумом (страны с самыми низкими показателями, ближе к центру фигуры).

 2.Основные тезисы

  • Система общего образования в Эстонии весьма эффективна. Число учащихся с низким уровнем базовых навыков и влияние социально-экономического статуса на учебные результаты низкие.
  • Пока проблемным вопросом остается число учащихся, бросающих школу. При этом имеется значительный гендерный разрыв и географические различия. Охват детей дошкольным образованием остается пока ниже среднего значения по ЕС.
  • Зарплаты учителей значительно выросли, и планируется их дальнейший рост для повышения привлекательности педагогической профессии и решения проблемы старения педагогического корпуса.
  • Охват населения третичным образованием высокий и продолжает расти, однако существует гендерный разрыв. Модель финансирования университетов была пересмотрена с целью обеспечения стабильности ресурсов и осуществления обучения в минимальные сроки.
  • Проводится изучение рынка труда и требующихся для него навыков для того, чтобы предсказать будущие тренды и внести необходимые изменения в систему образования и подготовки, тем самым поддерживая изменения в экономике.

3. Борьба с неравенством и поддержка инклюзии

 

Влияние социально-экономического статуса учащихся  на их учебные результаты незначительное, а владение учащихся базовыми навыками находится на высоком уровне. Результаты тестирования PISA 2015 показали, что доля эстонских 15-летних учащихся, которые не владеют базовыми навыками на минимальном уровне, по естественным наукам (9 %) и математике (11 %) является самой низкой в ЕС, и находится на второй позиции по чтению (11 %). Гендерный разрыв также один из самых низких в ЕС (сноска: Разница в результатах девочек и мальчиков по естественным наукам и математике минимальна. Разрыв в результатах постепенно снижается за счет роста результатов мальчиков (MoER, 2016a)). Также самыми низкими в ЕС остаются доля учащихся из нижнего социально-экономического квартиля с низким уровнем результатов (13,5 %) (сноска: по этому показателю Эстония оставила позади все 72 стран, принимавших участие в PISA) и разрыв в результатах учащихся из нижнего и верхнего социально-экономического квартилей (9,8 %). Потенциал (сноска: учащимися с высоким потенциалом считаются те, кто относится к нижнему социально-экономическому квартилю по индексу PISA по экономическому, социальному и культурному статусу (ESCS), но преодолевает трудности и показывает высокие учебные результаты в сравнении с учащимися с таким же социально-экономическим статусом в других странах мира (OECD, 2016a)) учащихся из неблагополучных семей высокий. По доле неблагополучных детей с выдающимися учебными результатами Эстония находится на третьем месте в PISA,а колебания, объясняющиеся социально-экономическим статусом, составляют всего 7,8 % по сравнению с 14,3 % в ЕС (OECD, 2016a). Эти данные говорят о том, что система образования Эстонии отличается справедливостью и эффективностью.

Разрыв в результатах тестирования PISA между школьниками, говорящими на эстонском и русском языках, остается актуальным вопросом. Тестирование PISA 2015 показало, что разрыв в учебных результатах между учащимися, говорящими на эстонском и русском языках, составляет 44 балла по естественнонаучным предметам, что соответствует более чем одному году обучения (MoER 2016b). Доля учащихся, получающих базовое образование в русскоязычных школах, которые достигли, по крайней мере, промежуточного уровня владения (B1) (сноска: в соответствии с Общеевропейской рамкой владения иностранными языками) эстонским языком, непрерывно растет (с 56 % в 2011 г. до 64 % в 2015 г.), но остается ниже ориентира 2020 (90 %) (сноска: Министерство образования и исследований (MoER, 2016c)). Планируется совершенствование преподавания эстонского языка как второго языка в детских садах, а также принятие дополнительных мер по подготовке учителей (NRP, 2017b). Практика показывает эффективность уроков погружения в эстонский язык. Эти уроки могут помочь довести долю учащихся, владеющих эстонским языком на уровне B1 к моменту завершения общего образования, до 90 % (MoER, 2016c).

Проблема, связанная с числом учащихся, бросающих обучение (ESL), пока остается актуальной. Доля таких учащихся в возрасте 18-24 лет снизилась до 10,9 % в 2016 году по сравнению с 12,2 % в предшествующем году. Это значение приблизилось к среднему показателю ЕС (10,7 %), но остается выше национального ориентира Europe 2020 (9,5 %). Гендерный разрыв остается значительным: 14,3 % молодых людей 18-24 лет мужского пола бросили обучение в 2016 году, среди женщин таких оказалось всего 7,4 %. Этот показатель особенно велик в Центральной Эстонии и сельской местности. Доля детей, бросивших среднюю школу, небольшая (0,3 % в 2016 году), но сравнительно велика на первом году обучения в старшей профессиональной школе (VET), хотя и снижается в последние годы (с 28,5 % в 2011 году до 22,4 % в 2016 году). Продолжается профориентационная работа и повышение привлекательности профессионального образования VET (NRP, 2017b). Обсуждается увеличение периода обязательного образования (которое начинается с 7 лет и заканчивается в 17 лет или в момент завершения образовательной программы).

Запланирован ряд мероприятий по повышению охвата детей дошкольным образованием (ECEC), который пока остается ниже среднего уровня ЕС. В Эстонии 91,6 % детей в возрасте от 4 до 7 (начало обязательного образования) лет в2015 году посещали детские дошкольные учреждения. Это ниже национального ориентира (95 %) и среднего значения по ЕС (94,8 %). В Эстонии муниципальные власти обязаны по требованию родителей гарантировать место в детском саду для детей с 1,5 лет, но нехватка мест в садах и самих садов остается проблемой, особенно в городах для детей от 1,5 до 3 лет. По данным Евростат в 2015 году дошкольные учреждения посещали 5,3 % детей младше 2 лет. Среди двухлетних детей таких было 61,2 %, среди трехлетних – 86,9 %. Власти планируют создание 3 200 дополнительных мест для детей (что эквивалентно 5 % от общего числа детей в детских садах в 2016 году (сноска: анализ запросов родителей в 2015 году показал, что не хватает 2 300 мест для детей от 1 до 6 лет (National Audit Office))к 2020 году при поддержке Европейского фонда регионального развития (ERDF) и Европейского социального фонда (ESF). В 2016 году было создано 558 таких мест.

 

4. Инвестиции в образование и профессиональную подготовку

 

Традиционно Эстония выделяет значительные средства на образование. В 2015 году общие государственные расходы на образование составили 6,1 % от ВВП (на 0,4 пп. больше, чем в предшествующем году), что значительно выше среднего значение по ЕС (4,9 %). Это отражает годовой рост в реальном выражении в 5,6 %. Расходы на образование велики и как доля от общих государственных расходов. В 2015 году они составили 15,1 % по сравнению со средним значением по ЕС (10,3 %).

Влияние демографических изменений происходит по-разному на разных уровнях образования. Количество школьников с 90-х годов претерпевает демографические изменения, связанные с низкой рождаемостью и эмиграцией. Изменения особенно заметны сегодня на уровнях старшей средней школы и третичного образования (см. Рисунок 2). В 2016 году (сноска: по последним доступным данным) число учащихся гимназий (ISCED 3) было на 37 % меньше, чем десятью годами раньше, и на 12 % меньше, чем в учреждениях профессионального образования (ISCED 3-4). Число студентов вузов непрерывно росло с 90-х годов до 2010 года, но с тех пор снизилось почти на 30 %. По последним данным рост рождаемости и изменения миграционных потоков (сноска: чистая миграция с 2015 года является позитивной) изменяют контуры предшествующих тенденций. Число детей дошкольного возраста стабильно росло с 2002 по 2014 гг., но, возможно, незначительно понизится (Statistics Estonia, 2016).В целом в 2016 году в детские сады было принято на 18 % детей больше, чем десятилетием раньше. Резкий спад на уровне базового  образования (ISCED 1-2),начавшийся в конце 90-х гг., прекратился в 2012 году.

Эстония принимает меры по повышению эффективности расходов, но корректировка в связи с демографическими изменениями требует дальнейшей координации ресурсов и ответственности. В 2015 году Эстония начала процесс рецентрализации общеобразовательных старших школ (gymnasiums), чтобы ускорить их затянувшуюся реорганизацию муниципалитетами с учетом демографических изменений и обеспечить качественное обучение, особенно в небольших школах. Целью является создание государственных школ и сокращение числа гимназий, управляемых муниципалитетами. Пока действуют 12 из 24 государственных гимназий (10-12 классы), семь из которых поддержаны ERDF. Ожидается, что еще три гимназии начнут работу в сентябре 2018 года. Для властей введена система мотивации для реорганизации сети школ, которая включает прерывание предоставления общего среднего образования, согласие на создание государственных гимназий путем объединения или реструктуризации общеобразовательных школ. Ожидается, что реформа местной администрации изменит сеть школ и дошкольных учреждений.

Рисунок 2. Изменения количества учащихся в зависимости от уровня образования

 

Источник: DG EAC elaboration of data from Statistics Estonia. Online data codes: ESG03 and ES01.

5. Модернизация школьного образования

 

Доля школьников с выдающимися учебными результатами, согласно результатам PISA, растет. Результаты PISA 2015 показали, что 13,5 % эстонских школьников владеют навыками решения заданий высокой сложности по естественным наукам и 11 % — по чтению– эти показатели выросли по сравнению с результатами предшествующих тестирований PISA (OECD, 2016a). Доля учащихся с выдающимися способностями по математике остается в целом неизменной на уровне 14,2 %. Эти показатели входят в число самых высоких в ЕС и превышают средние для стран OECD значения.В рамках стратегии обучения на протяжении жизни в Эстонии были поставлены целевые национальные ориентиры по доле учащихся с выдающимися результатами, которые должны быть достигнуты к проведению тестирования PISA в 2018.Целевой ориентир по чтению (10 %) уже достигнут. Другие ориентиры составляют 16 % по математике и 14,4 %  по естественным наукам.

В условиях быстро стареющего учительского корпуса Эстония принимает меры по повышению привлекательности педагогической профессии. При том, что возраст почти половины учителей превышает 50 лет, Эстония занимает одно из первых мест в ЕС по скорости старения учительского корпуса. В последние годы в правительстве часто поднимается вопрос о повышении зарплат учителям. В период с 2011 по 2016 гг. зарплаты учителей выросли почти на 50 %, превысив среднюю зарплату по Эстонии. Поставлена цель повышения зарплаты учителя к 2020 году до уровня средней зарплаты выпускника с высшим образованием (т.е. 120 % от средней зарплаты по стране), по сравнению с 107 % в 2015 г. и с 95 % в 2011 г. Минимальная зарплата школьного учителя вырастет до 1 300 евро в месяц. К тому же местным властям предложено дополнительное государственное финансирование для повышения средней зарплаты педагогов дошкольных учреждений (сноска: в настоящее время зарплата преподавателей в дошкольных учебных заведениях зависит от местных властей и варьируется от 470 до 1000 евро в месяц), по крайней мере, до уровня минимальной зарплаты учителей средней школы к сентябрю 2017 года. Следующее повышение до 85 % объявлено в 2018 году.

Привлекательность профессии учителя остается низкой. Индикаторы, отражающие рост доли молодых учителей, изменение гендерных моделей или рост числа поступающих учиться на педагога, в последние годы не росли. Отчеты говорят о том, что учителя считают, что их работа не ценится в обществе, а программы подготовки учителей привлекают только выпускников с низкими результатами экзаменов. Преподавание связано со стрессом и низко оплачивается. Учителя также говорят о недостаточной поддержке менторов, отсутствии обратной связи, недостаточной совместной деятельности с другими учителями и родителями (MoER, 2016d). Ожидается принятие ряда мер в этой сфере, в том числе мер в сфере начального педагогического образования и непрерывного профессионального развития при поддержке ESF. В 2017 году университеты изменили требования для поступающих на программы подготовки педагогов, чтобы привлечь более мотивированных выпускников.

Особое внимание уделяется цифровому обучению и развитию предпринимательства на всех уровнях, в том числе в школах. Цифровое обучение развивается в нескольких направлениях, например, внесены изменения в национальный учебный план, осуществляется обеспечение учащихся и учителей необходимым цифровым оборудованием, а также создаются и реализуются модели оценивания цифровых компетенций. Проводится пилотный проект по использованию инструмента самооценки цифровой компетентности в школе. Также разрабатывается модель предпринимательства для всех уровней образования. К концу 2016 года 26 % всех общеобразовательных школ, 61 % профессиональных школ и 68 % вузов приняли участие в этой программе (NRP, 2017b).

 

Вставка 1: Успехи Эстонии  в школьном образовании

Успех Эстонии можно объяснить комплексом политических мер и общим социальным контекстом, который играет большую роль в образовании. Школы Эстонии имеют определенную автономию, в том числе сами распоряжаются финансами, выбирают приоритеты в образовании и решают, как добиваться выполнения учебного плана. Со временем учебные планы были пересмотрены, чтобы уделить необходимое внимание решению задач и критическому мышлению. Некоторые меры были приняты для обеспечения равенства и инклюзии. Эти меры включили в себя предоставление бесплатного питания для школьников, консультирование и персональную поддержку слабых школьников. Трекинг по разным образовательным маршрутам происходит позже, чем в среднем в странах OECD(в 15 или 16 лет, а не в 14).

Целевые инвестиции в школы, где обучение осуществляется на русском языке, не позволяют сократить разрыв между учебными результатами школьников, говорящих на эстонском и на русском языках, в том числе и создание классов погружения в эстонский язык в детских садах и школах. Посещение таких занятий и в школах и в детских садах добровольное для семей учащихся. 26,3 % дошкольников и больше 20,3 % русскоговорящих учащихся школ посещают эти занятия.

 

6. Модернизация высшего образования

 

Охват населения третичным образованием является высоким и продолжает расти, но многие не заканчивают обучение.В 2016 году 45,4 % населения имели третичное образование (небольшой рост в 0,1 пп. по сравнению с 2015 г.), что превышает как средний уровень ЕС (39,1 %), так и целевой ориентир Europe 2020 (40 %). Гендерный разрыв остается значительным (38,8 % для мужчин и 52,4 % для женщин), хотя и уменьшается. Хотя охват третичным образованием в Эстонии традиционно высок, при подобной тенденции большого числа отчисленных будущие поколения рискуют: только половина студентов-бакалавров заканчивают обучение (OECD, 2016b). Доля иностранных студентов выросла в 2015/2016 академическом году до 8 % (национальный целевой ориентир: 10 %).

Новая система финансирования предусматривает большую стабильность ресурсов, а индикаторы результативности зависят от своевременного завершения студентами обучения. В январе 2017 года Эстония значительно изменила модель финансирования, переключившись с модели преимущественного финансирования на основе результатов, на модель, в которой 80 % финансирования остается базовым, а 20 % — выделяется по результатам. Изменения были сделаны потому, что в рамках первой модели был большой риск флуктуаций в зависимости от национального контекста (MihkelLees, 2016). Среди критериев результативности самый большой вес имеет доля студентов, завершающих обучение в установленные сроки (35 %), что должно заставить университеты повышать мотивацию студентов и создавать для них возможности для завершения обучения  в срок.Другие критерии такие: доля выпускников, которые трудоустроены или продолжают учиться в магистратуре или аспирантуре (20 %), доля студентов, допущенных в сферу ответственности (15 %), доля иностранных студентов (10 %), доходы от образовательной деятельности (10 %) и мобильность студентов (10 %).

В Эстонии создан инструмент прогнозирования для выявления потребностей рынка труда в навыках, в том числе перспективное планирование для сферы образования и подготовки. Вслед за пилотным проектом 2016 года, в рамках системы OSKA началось исследование разных секторов экономики Эстонии и разработка рекомендаций для системы образования и подготовки. Рекомендации OSKA были согласованы с критериями результативности вузов и в дальнейшем с критериями результативности профессиональных учебных заведений (VET) (см. Вставку 2). После восстановления после кризиса в 2016 году уровень занятости недавних выпускников третичного образования упал до 75,5 % по сравнению с 86,1 % в предшествующем году. Хотя этот уровень ниже, чем в среднем по ЕС (82,8 %), это падение, судя по всему, не является следствием факторов, связанных с рынком труда или сферой образования (сноска: возможно, это связано с выборкой). Хотя статистика выпускников по сферам деятельности близка к средним показателям по ЕС, в том числе по предметным областям STEM (см.Рисунок 3), реальное число выпускников на 1000 граждан является одним из самых низких в ЕС. С 2013 года Эстония использует административные данные для трекинга выпускников вузов и учреждений VET.

Вставка 2: Система мониторинга рынка труда и прогнозирования навыков будущего в Эстонии (OSKA)

OSKA является инструментом прогнозирования потребностей рынка труда в навыках, созданная при поддержке фонда ESF. Заключения и рекомендации OSKA разрабатываются экспертными панелями, куда входят представители торговых ассоциаций и работодателей, образовательных учреждений и государственного сектора.

Каждая сфера экономики тщательно анализируется каждые пять-шесть лет, а в остальные годы проводится мониторинг. Общий отчет об изменениях в требованиях рынка труда, развитии рынка труда и тенденциях последних 10 лет готовится ежегодно.

В 2016 году глубокому анализу подвергались следующие сферы: бухгалтерский учет, лесное хозяйство и лесоматериалы, ИКТ, металлопродукция и социальная работа. В настоящее время анализируются сфера строительства, энергетика и горнодобывающая промышленность, здравоохранение, производство химической продукции, сельское хозяйство и продовольствие, а также транспорт и логистика. На 2018 год запланирован анализ сфер туризма, образования, человеческих ресурсов, текстильного производства, торговли и водоснабжения.

Особые рекомендации включают:

— Упразднение четких различий между учебным планом бакалавриата и высшего профессионального образования, а также создание возможностей для обучающихся выбирать академические или прикладные курсы на третьем году обучения;

— Увеличение числа профессионалов в сфере ИКТ в полтора раза к 2020 году, в основном за счет увеличения числа студентов, заканчивающих обучение, по крайней мере, до 70%;

— Сокращение числа мест в учреждениях профессионального образования (VET) для бухгалтеров и сокращение числа отчисленных из магистратуры;

— Согласование количества мест обучения с получением степени для операторов-станочников и сокращение объема обучения операторов по работе с металлообрабатывающими станками.

http://oska.kutsekoda.ee

Частные инвестиции НИОКР (R&D) растут, но пока не велики, сотрудничество академических учреждений и бизнеса развивается и нуждается в дальнейшей поддержке. Кроме этих двух проблемных направлений, подчеркнутых в 2017 году в особых рекомендациях для Эстонии, система R&I(исследования и инновации) также сталкивается с рядом преград: низкая эффективность государственных расходов на сферу R&I, нехватка навыков, неудовлетворительные инвестиционные приоритеты в сфере исследований и инноваций, а также отсутствие процесса поддержки предпринимателей. Последние меры в этой области включают поддержку государственных исследовательских организаций в сфере прикладных исследований и создание продукции в сотрудничестве с бизнесом в сферах стратегии умной специализации (‘NUTIKAS’). Также сюда входит изменение формулы финансирования исследовательских институтов для повышения их мотивации к работе по контрактам с государственным и частным сектором, а также платформа ‘ADAPTER”, которая является единым центром для компаний, которые хотят участвовать в совместных с университетами исследованиях. Также развиваются программы аспирантуры в сотрудничестве с предприятиями, осуществляется поддержка бизнеса, который участвует в работе центров и кластеров технологического развития. А программа ‘RITA’ позволяет создавать особые профили гражданских служащих в отраслевых министерствах, чтобы лучше доводить потребности бизнеса до приоритетов R&Dв сферах «умной специализации»(European Commission, 2017).

Рисунок 3. Тенденции в высшем образовании Эстонии

 

Источник: DG EAC elaboration of data from Statistics Estonia. Online data code: ESG03 and Eurostat online data code: educ_uoe_grad03.

  7. Модернизация дополнительного образования и обучения и поддержка образования взрослых

 

Эстония пытается решить проблемы, связанные с низкой привлекательностью профессионально-технического образования и несоответствием получаемых там навыков потребностям рынка труда. Доля учащихся в средних профессиональных учреждениях (VET) немного выросла в 2015 году до 35,7 % (среднее значение по ЕС – 47,3 %). Уровень занятости недавних выпускников учреждений VET (82,1 %) в 2016 году значительно превышал средний уровень ЕС (75 %). Главные проблемы в этой сфере связаны с: низким числом обучающихся в системе профессиональной подготовки, высоким числом учащихся, которые бросают обучение на программах VET, и несогласованность получаемых навыков с потребностями рынка труда. Проекты, осуществляемые при поддержке NSF, направлены на повышение числа обучающихся на программах обучения на рабочем месте, ориентированы на поддержку первых групп учащихся средних профессиональных учреждений VET (обучение длится 3,5 года) и поддержку стажировок в системе высшего образования (обучение длится 3 года). К тому же рекомендации OSKA должны использоваться для адаптации учебного плана, профориентации и планирования VET. Также обсуждаются изменения в системе трекинга выпускников общего среднего и среднего профессионального образования (VET).

Охват населения системой образования взрослых находится на пике, его уровень равен 15,7 % и превышает ориентир EU 2020 (15 %). Охват взрослого населения системой образования растет и значительно превышает средний показатель ЕС (10,8 % в 2016 году). Национальный целевой ориентир, обозначенный в рамках Стратегии обучения на протяжении жизни 2020, составляет 20 %. Некоторые проблемы еще остаются, особенно это касается доступности образования для неблагополучных групп населения. Анализ охвата населения в зависимости от имеющегося образования показывает, что только 5 %эстонцев, имеющих низкую квалификацию, приняли участие в программах обучения взрослых в 2016 году, по сравнению с 10,9 % граждан, имеющих среднюю квалификацию, и 25 % граждан, имеющих высокую квалификацию. Другие трудности связаны с оценкой эффекта образования взрослых и нехваткой стимулирования работодателей для создания предложения по подготовке и переподготовке своих сотрудников, особенно из неблагополучных групп населения. Предприняты некоторые меры по повышению осведомленности населения о возможностях образования взрослых, в том числе проведение информационной кампании, исследование удовлетворенности и онлайн тестирование навыков взрослых с возможностью получения обратной связи.

 

 8. Ссылки

Council of the European Union (2017), COUNCIL RECOMMENDATION of 11 July on the 2017 National Reform Programme of Estonia and delivering a Council opinion on the 2017 Convergence Programme of Estonia. http://data.consilium.europa.eu/doc/document/ST-9292-2017-INIT/en/pdf

European Commission (2017), Commission Staff Working Document, Country Report Estonia 2017 2017 European Semester: Assessment of progress on structural reforms, prevention and correction of macroeconomic imbalances, and results of in-depth reviews under Regulation (EU) No 1176/2011. http://ec.europa.eu/info/sites/info/files/2017-european-semester-country-report-estonia-en.pdf

MoER (2016a), Ministry of Education and Research, Innove, PISA survey 2015. https://www.hm.ee/sites/default/files/pisa_2016_booklet_eng.pdf

MoER (2016b), Ministry of Education and Research, PISA 2015 Estonian Results. Estonian Students Knowledge and Skills in Science, Reading and Mathematics, Foundation Innove. http://www.innove.ee/et/uudised/689/pisa-2015-tulemused-eesti-pohiharidus-on-euroopa-parim/

MoER(2016c), Ministry of Education of Research, Eestikeelesterinevaemakeelegapõhikoolilõpetajate eestikeeleoskushttps://hm.ee/sites/default/files/hmin_b1_keele_tase.pdf

MoER (2016d), Ministry of Education and Research, Annual analysis summary 2016. https://www.hm.ee/sites/default/files/summary.pdf

MoER (2016e), Ministry of Education and Research, Eestis on parimadvõimalusedhariduse omandamisekshttps://hm.ee/et/uudised/eestis-parimad-voimalused-hariduse-omandamiseks

National Audit Office of Estonia (2015), Availability of Places in Preschool Institutions, National Audit Office of Estonia. http://www.riigikontroll.ee/Suhtedavalikkusega/Pressiteated/tabid/168/ItemId/834/View/Docs/amid/557/language/et-EE/Default.aspx

NRP (2017a), National Reform Programme Estonia 2020. https://riigikantselei.ee/sites/default/files/elfinder/article_files/eesti_2020_en.pdf and Action plan 2015-2020

NRP (2017b), Action Plan of Estonia 2020. https://riigikantselei.ee/en/supporting-government/nationalreform-programme-estonia-2020

OECD (2016a), PISA 2015 Results (Volume 1): Excellence and Equity in Education, OECD Publishing, Paris. http://www.oecd.org/publications/pisa-2015-results-volume-i-9789264266490-en.htm

OECD (2016b) Education Policy Outlook Estonia. https://www.hm.ee/sites/default/files/education-policyoutlook-country-profile-estonia.pdf

OECD (2016c) OECD Review of School Resources. http://www.oecd.org/publications/oecd-reviews-ofschool-resources-estonia-2016-9789264251731-en.htm

Statistics Estonia 2017, Quarterly Bulletin of Statistics Estonia. https://www.stat.ee/publication-2017_quarterly-bulletin-of-statistics-estonia-2-17

Mihkel Lees (2016), Estonian Education System 1990-2016, Reforms and their impact. http://4liberty.eu/wp-content/uploads/2016/08/Estonian-Education-System_1990-2016.pdf